Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

(1910-2006)

О долге отца

Отец Иоанн призывал обращавшихся к нему с чрезвычайной ответственностью относиться к святому отцовскому долгу. В своих письмах он указывал, что главное — иметь живую веру в лю­бовь Божию к каждой душе человеческой, мо­литься о своих детях, оставаться твёрдым в своей требовательности к ним, но вместе с тем нужно уметь предавать как их, так и себя самих, полно­стью в волю Божию. Нельзя за другого пройти его жизненный путь. Скорби, посылаемые Господом для вразумления человека, сами постепенно дают правильное направление его жизни. «Жизни учит сама жизнь», — любил повторять батюшка.

Не раз батюшка утверждал, что родителям о чадах даётся особое знание, граничащее с прови­дением.

Тем, кто по чрезмерному усердию и отсут­ствию духовного рассуждения забывал о своих се­мейных обязанностях, отец Иоанн напоминал, что главное для семейного человека — это де­ятельная забота о семье. Отец должен понимать всю меру ответственности главы семьи, которую он возлагает на свои плечи, не только за нрав­ственное воспитание детей, но и за их материаль­ное обеспечение. Семья — это домашняя церковь. Строить её следует бережно, не допуская переко­сов, чтобы здание не разрушилось, чтобы все­мерно сохранялась целостность семьи. Отно­ситься к родным нужно осторожно, воспитывая их в православной вере, но не ломая их души. От­вечать перед Богом человек будет не только за себя, но и за своих близких, в особенности за де­тей. В наше время попрания святости семьи, во время безотцовщины, необычайно важно пони­мать значение высокого долга отца, светлый об­раз которого должен быть примером подражания для ребёнка.

Вот несколько фрагментов из писем батюшки к отцам семейств.

Дорогой о Господе А.!

Простите, не я нарушаю ваш семейный союз. Вся ответственность за это пред Богом ложится на Вас. Если человек взял на себя обет и бремя быть главою семьи, а за три года семейной жизни не удосужился заработать на жизнь не только се­мьи, но и свою, то дальнейшее существование та­кой семьи ставит под угрозу и физическую, и ду­ховную жизнь той, которая её содержит. Всё очень просто. Христианская идея, выражаемая лишь в словах и отрицаемая жизнью, перестает быть жиз­ненной. Вот почему рушится семья Ваша.

Дорогой о Господе Г.!

Господь разными путями находит дорогу к че­ловеческому сердцу, и наступают моменты, когда человек откликается на зов Божий. Так случилось и с тобой. Через смерть брата ты познал Бога и тщету наших житейских устремлений. Но, доро­гой мой, ведь и вся та жизнь, которую ты прожил до обращения к Богу, была в потоке Промысла Божия о тебе, а значит, что и жена, и дщерь — твои, и ничьи больше.

А через тебя (ты — глава семьи) в твой дом должен войти Господь, Который уже коснулся твоей души. Но ты (по Евангелию) обрёл драго­ценную жемчужину, сокрыл её и хочешь один разбогатеть. Ан нет. Пред Господом ты, может, и предстанешь один, но Он тебя спросит: «А где же твои кровные родные?» Ведь муж и жена уже не двое, но одна плоть. И чадо твоё, за которое с тебя спросится сполна, — каким оно вырастет? А как ответить? Скажешь, что потерял их по пути и не заметил?

Ну а дороги в монастырь, а — тем более — в уединение тебе нет. В монастырь нет до совер­шеннолетия дочери: с исполнительным листом в монастырь не берут, да и по совести нельзя оста­вить младенца без материальной и духовной под­держки. Ведь сначала, я уже сказал тебе, надо не теоретически стать христианином, но жизнью своей.

Дорогой о Господе А.!

Счастье человеческое не в чём ином, как в единении с Богом, исполнении Его спасительных заповедей. Вот и решайте свои жизненно важные для Вас проблемы с этой позиции. Вы человек се­мейный, и брак Ваш благословлен, а значит, наи­важнейшее для Вас — спасение всей семьи, жизнь в Боге всей семьи. В этот же данный Вами Богу обет входит и материальное обеспечение семьи. Вот и думайте, и молитесь, как это осуществить наилучшим образом. А для этого, уж простите, даны нам Господом голова и ум свой. Духовник лишь немного корректирует Ваши выношенные лично решения или планы.

Умудри Вас Бог!