Голос от иконы повелел оказать помощь семье милосердного человека

В 1848 году был в Москве голод и свирепство­вала холера. Люди умирали тысячами как в Мо­скве, так и в уездах Московской губернии. Од­нажды во время этого голода к Ивану Илларионо­вичу Украинцеву пришла одна женщина. В не­описуемом горе и рыдании просила она сколько-нибудь хлеба для своей семьи, так как дети её умирали. В доме же самого Ивана Илларионо­вича оставалась единственная коврига хлеба. Не раздумывая, он взял ковригу и отдал её этой бед­ной женщине. Когда узнала об этом жена Укра-инцева, она пришла в такой гнев, что не знала, какими последними словами обозвать Ивана Ил­ларионовича. Он два дня с кротостью и смире­нием переносил скорбь. Но на третий день, когда его дети слегли в постель и со слезами просили хлеба, он уже не мог вынести этого и из гимна­зии, где служил, пошел прямо в часовню Ивер-ской иконы Божией Матери. Ей, как живой, по­ведал он свою лютую печаль, веря, что только Она сможет помочь ему в безвыходном положении. Слёзы его на молитве текли непрестанно. В то время, когда он пламенно молился в И вере кой ча­совне, в своей молельне молился московский князь Ватбольский. Ни Украинцев, ни князь, хотя и жили оба в Москве, друг друга не знали. Князь Ватбольский вдруг поразился голосу, исходив­шему от его келейной иконы Божией Матери: «Тотчас же пошли рабу Моему Иоанну Украин­цеву для насыщения его семейства всё необходи­мое, так как дети его умирают от голода». Дом и улица, где жил Украинцев, были точно указаны. Князь Ватбольский тотчас же послал своего управляющего по указанному адресу. Управляю­щий увидел в доме тягостную картину умирания от голода и всё рассказал князю. Князь немед­ленно послал всё, что нужно, в изобилии: и хлеб, и мясо. Так семейство милосердного Иоанна Украинцева было спасено от голода.