Рубрика:

О Кондратии Рылееве

Преподобный Варсонофий Оптинский в бе­седе с паломниками рассказывал:

«Госпожа Рылеева была вдовой, имела един­ственного сына, которого любила всей душой. И вот однажды ее пяти- или шестилетний сын заболевает. Долго лечили его, и, наконец, врачи, бессильные что-либо сделать, ушли, а мать опу­стилась на колени перед иконами и начала уси­ленно молиться о спасении сына. Среди мо­литвы на неё напал легкий сон, и видит она большую площадь, слышит звуки военной му­зыки, гул толпы. Вдруг выдвигается эшафот, на нём виселица, на эшафот вводят её сына и ве­шают… Она в страхе просыпается. „Господи! — воскликнула горестная мать. — Знаю, что это сон, не мечта, а послан для моего вразумления, но всё же молю Тебя, оставь в живых моего сына".

Обет матери митрополита Трифона (Туркестанова)

Мать митрополита Трифона, Варвара Алек­сандровна Туркестанова, рассказывала:

«Мой Боря (такое имя владыка носил в ми­ру. — Ред.), будучи младенцем, был очень слаб и часто прихварывал. Одно время он так расхво­рался, что врачи не надеялись на его выздоровле­ние; и тогда я прибегла к Врачу Небесному. Осо­бенно я любила молиться в церкви мученика Три­фона, находящейся на окраине Москвы, церковь эта в то время не отличалась ни богатством, ни обширностью. Молилась я святому мученику Трифону за своего малютку Борю, слёзно просила у святого мученика ходатайства его перед Богом за больного сына, обещая, если он выздоровеет, посвятить его на служение Богу и, если суждено будет ему отречься от мира, назвать его при по­стрижении в монашество Трифоном. После этого Боря стал быстро поправляться, скоро он совсем выздоровел, окреп, и, как видите, обещание вы­полнено…»

Исцеление слепой девочки

«Лет двадцать тому назад, — вспоминала жи­тельница Петербурга Елизавета Павловна Ива­нова, — я отдыхала летом в Кривоезерской жен­ской пустыни Костромской области. Пустынь раскинулась на берегу Волги. Здесь я была свиде­тельницей такой картины.

К пристани Кривоезерской пустыни, следуя из Нижнего Новгорода, подошёл пассажирский па­роход. Масса пассажиров вышла на пристань. А одна женщина средних лет с девочкой лет де­вяти, сойдя с пристани, направилась в монастырь. Девочка поднималась по лестнице с каким-то особенным чувством радости. Переходя с одной стороны лестницы на другую, она бросалась на перила и громко восклицала: „Милая, дорогая мамочка! Я и сюда погляжу, и сюда погляжу!" Когда мать и дочь взошли на площадку лестницы и поравнялись со мною, я обратилась к девочке со словами: „Ангел мой! Когда ты поднималась по лестнице и бросалась с одной стороны на дру­гую, мое сердце изболелось за тебя. Я страшно боялась, как бы ты не сорвалась с перил и не упала на груды камней. Ведь ты бы могла раз­биться до смерти!" Мать её, идя за ней, ответила мне: „Я и сама опасалась за свою девочку, но те­перь для неё исключительные дни радости. Я ей все позволяю и сама разделяю с нею её радость". И при этом она рассказала чудесную историю только что свершившегося исцеления дочери от слепоты в Сарове, у мощей преподобного Сера­фима. „Это моя дочь Вера, она родилась слепая и была слепой девять лет. Я страдала беспредельно, не зная покоя ни днём ни ночью. Я была с ней у самых лучших глазных врачей, и все говорили мне, что болезнь её неизлечима. У меня осталась только единственная надежда на помощь Божию и помощь преподобного Серафима. В Саров, к святым мощам угодника Божия, мы прибыли всего две недели тому назад. Всю первую неделю мы не выходили из собора, от святых мощей пре­подобного Серафима, и со слезами просили его помощи и предстательства перед Богом о дарова­нии Верочке зрения. Но слёзной мольбы нашей преподобный Серафим как бы не слышал.

Исцеление слепого ребёнка

В дождливую осеннюю пору в дверь дома старца (ныне прославленного, преподобного Се­рафима Вырицкого. — Сост.) на Пильном посту­чали женщина со слепой дочерью. Матушка Се­рафима открыла дверь и сказала: «Батюшка очень слаб и сегодня никого не принимает». Женщина стала умолять передать старцу, что они проделали такой далекий путь и просят всё же принять их. Матушка сообщила старцу о пришедших, и он благословил впустить их. Войдя в келью, мать встала на колени, получила благословение и, об­ливаясь слезами, просила помочь её слепой до­чери. Батюшка помолился, взял маслица из горя­щей лампады, помазал глаза ребенка и велел за­вязать их платком, строго указав, чтобы развязали его на следующий день вечером.

Воскрешение мёртвого

Анастасий, красивый и здоровый мальчик трёх лет, был единственным утешением своей матери Софии Мандили из Авлонарии, что на острове Евбея, с тех пор как её оставил супруг. После му­чительной болезни ребенок скончался. В течение двух дней мать не отходила от усопшего ребёнка и не в состоянии была поверить, что всё кончено, что её дитя больше не встанет.

«Мати моя Пресвятая, как мне в это поверить?! Дева моя Многомилостивая, — умоляла она, — верни мне моего сына! Вот, я на коленях умоляю Тебя перед Твоей иконой!»