Не посрамила меня Владычица, Надежда ненадежных

О рождении Марии Солоповой, будущей игумений Таити

Духовная дочь, точнее сказать, духовная се­стра и неутомимая сотрудница праведного Ио­анна, Кронштадтского чудотворца, игумения Ле-ушинского монастыря Таисия, вспоминая о годах своего детства, привела рассказ своей матери:

«Едва минуло мне пятнадцать лет, я помню, что ещё любила играть в куклы, а мне стали все твердить о женихах и свадьбе. Конечно, о том, нравится ли мне кто-нибудь или нет, меня не спрашивали, да и сама я не понимала этого, да и вовсе не понимала условий супружеской жизни… Когда столкнулась я с супружеской жизнью ли­цом к лицу, то стала смотреть на мужа, скорее, с ужасом и страхом, чем с любовью, которой и раньше не имела. Сознание бесповоротности своего положения томило меня до отчаяния, я плакала, скорбела безутешно…

Через год родился у меня ребенок; ожидая его появления на свет Божий, я утешалась надеж­дой, что он-то, этот младенец, будет мне анге­лом утешителем, что ему я отдам всю свою жизнь, посвятив ее его вскормлению и воспита­нию, но и этого не судил мне даровать Господь: через несколько часов после рождения, лишь успели просветить новорожденного таинством Крещения, он скончался от чрезмерной слабо­сти. Года через два повторилось то же, и я уже отчаялась иметь утешение в детях, утешение единственное, по мнению моему, доступное мне. Много и горячо молилась я о том, чтобы Господь не лишал меня этого утешения, дал бы мне хотя одно дитя, оставив его в живых; особенно же мо­лилась я об этом Матери Божией, нарочно хо­дила пешком в Её храмы к Её чудотворным ико­нам, пред которыми изливала свои слёзные мольбы, дерзновенно напоминая Ей, что Она Сама была Матерью и может сочувствовать скорби земных матерей, хотя и грешных и недо­стойных Её помощи, но в Ней имеющих единую, твердую надежду.

И не посрамила меня Владычица, Надежда не­надежных. Она даровала мне дитя — дочь, кото­рую я из чувства благодарности к Ней назвала Её именем — Мария».

Этой Марией, Богом дарованной на утешение скорбной матери дочерью, и была будущая игу­менья Таисия.

Как до её рождения, так и после него, детей у супругов больше в живых не осталось. Следует особо отметить, что мать Марии в молитве о да­ровании ей чада давала многие священные обеты, один из которых состоял в намерении всеми си­лами вкладывать в сердце ребёнка страх Божий, любовь к Богу и ближним. Своё обещание она исполняла со всем старанием, воспитывая дочь по-христиански.