Свидетельство священника Иоанна Феофилова

Ваше Высокопреподобие отец архимандрит Евгений!

Честь имею довести до Вашего сведения о чу­десном восстановлении здоровья моего сына, по молитвам святителя Иоасафа, почивающего мо­щами в Свято-Троицком монастыре города Белго­рода. Желательно бы было, чтобы это восстанов­ление здоровья признано было чудесным и со сто­роны Вашей и со стороны других, читающих это письмо; в противном случае оно не может быть помещённым, хотя я и считаю чудесным, в ряду чудес, совершённых по молитвам святителя Иоа­сафа. Это было так: 1881 года августа 29 дня ро­дился у меня первый сын, который был назван во святом крещении Александром; через месяц после рождения его навестил незваный гость — кашель, под названием коклюш. Я обратился к врачам, но они не дали помощи ему в его болезни; один из них даже сказал: «Отец Иван, скажу вам откро­венно: средств к излечению коклюша у нас нет, и поэтому вы более не беспокойтесь; он может пройти сам собой или через 6 недель, или через 3 месяца, а если продолжится до полгода, то счи­тайте вашего сына за умершего». И действительно выходило так: 22 генваря 1881 года сын мой Алек­сандр, младенец пяти месяцев, дошел до такого слабого физического состояния, что не было ни­какой надежды на его дальнейшее земное суще­ствование, а 23 генваря я, идя в церковь для от­правления богослужений, утрени и литургии, бла­гословил его и сказал матери, а своей жене: сегодня, по всей вероятности, сынок наш кончится; сказав это, пошёл в церковь. По отправлении богослуже­ний поспешно возвратился домой и за первый долг спешил взглянуть на сына, но прежде его увидел мать всю в слезах, рыдающую и плачущую няньку, а затем уже увидел сына с полузакрытыми, ту­склыми и недвижимыми глазами, взял его за руки, и они мне сказали, что в них жизнь прекратилась: они были холодны и неудобны для поднятия от груди: исхудалость всего организма так была по­разительна, что и высказать трудно. После этого и я заплакал и, находясь в слезах, мысленно обра­тился за помощью к местному угоднику Божию — святителю Иоасафу со следующими словами: «Преосвященнейший Иоасафе, за истинную пра­вославную веру твою и добрые дела прославил тебя Господь нетлением твоих мощей, дай и нам воз­можность прославить тебя и вместе с тобой и Бога, дивного во святых Своих, — сделай так, чтобы сын мой умирающий ожил». При этом я дал обещание съездить на поклонение мощам с ним и его мате­рью и сестрой, — но не успел, так сказать, окон­чить свои молитвы, как сын открыл глаза и в ту же минуту начал показывать их движения, а затем и Улыбку; часа через два он стал нам казаться ху­деньким, но не умирающим, а кашель его с этого Дня совершенно прекратился. В мае месяце теку­щего 1881 года обещание свое я исполнил. Отцу Вениамину — казначею монастыря заявил о чудес­ном восстановлении здоровья своего сына и в то же время высказывал своё желание о том, чтобы это чудесное восстановление здоровья записано было в книгу чудес, совершённых по молитвам преосвященнейшего Иоасафа, но он посоветовал мне сообщить об этом письменно, на что я и со­гласился.

Родитель мой покойный рассказывал о сред­нем моем брате, который ныне священствует в Грайворонском уезде, селе Крюково, Иоасафе. Он родился, по словам покойного родителя, мёрт­вым: отцу жаль было видеть его таким: он обра­тился к Богу с такими словами: «Господи, за что ты лишил счастия меня видеть сына живым и чем я прегрешил, что через меня он теперь не удосто­ится Царства Небесного?» После этого начал чи­тать акафисты: Сыну Божию и Его Матери — Ца­рице Небесной, и во время чтения акафиста Бо­жией Матери мысленно обратился с просьбой о даровании жизни к праведному Иоасафу, и к своей просьбе прибавил, что если он оживёт, то назову его Иоасафом, и тот тотчас же вскрикнул; затем приглашён был священник, совершилось таин­ство крещения, и в нём получил имя Иоасаф.

О написанном в этом письме свидетельствую, что оно написано так, как совершалось, по чи­стой христианской совести, и утверждаю подпи-сом с приложением церковной печати.

1881 года декабря 17 дня. Курской губернии Тимского уезда села Суволожего священник Иоанн Феофилов.

P. S. Сын мой Александр во славу Божию те­перь живёт: ему с небольшим сейчас год, а он лю­бит в особенности целовать святые иконы и порт­рет преосвященного Иоасафа.