Рубрика:

Божественная иерархия — твердыня любви

Вселенская иерархия, Богом установленная от сотворения мира, есть твердыня любви. Господь устроил мир так, чтобы он укреплялся любовью. Благодать, идущая от Бога в мир через Небесную и земную иерархию отношений, удерживается и передаётся любовью. Человеку всегда хочется туда, где есть любовь, есть благодать, где есть по­кой и мир. И когда иерархия разрушается, он вы­падает из этого потока благодати и остается один на один с миром, который «во зле лежит». Где нет любви, там нет и жизни.

Вот такого старца я хотел бы иметь

Иван Антонов, отец преподобного Силуана Афонского

Один из удивительных подвижников XX века, преподобный Силуан Афонский (в миру — Се­мён Иванович Антонов), родился в 1866 году в семье крестьян Тамбовской губернии Лебедин­ского уезда. В 1892 году он приехал на Афон в возрасте двадцати шести лет, в 1896 году был пострижен в мантию, в 1911 году — в схиму, 11 (24 по н. ст.) сентября 1938 года отошёл ко Гос­поду. По рассказам отца Силуана, в воспитании его души огромную роль сыграл глубоко веру­ющий отец — простой русский крестьянин, в меру которого, по словам преподобного, он не пришёл.

Свидетельство священника Иоанна Феофилова

Ваше Высокопреподобие отец архимандрит Евгений!

Честь имею довести до Вашего сведения о чу­десном восстановлении здоровья моего сына, по молитвам святителя Иоасафа, почивающего мо­щами в Свято-Троицком монастыре города Белго­рода. Желательно бы было, чтобы это восстанов­ление здоровья признано было чудесным и со сто­роны Вашей и со стороны других, читающих это письмо; в противном случае оно не может быть помещённым, хотя я и считаю чудесным, в ряду чудес, совершённых по молитвам святителя Иоа­сафа. Это было так: 1881 года августа 29 дня ро­дился у меня первый сын, который был назван во святом крещении Александром; через месяц после рождения его навестил незваный гость — кашель, под названием коклюш. Я обратился к врачам, но они не дали помощи ему в его болезни; один из них даже сказал: «Отец Иван, скажу вам откро­венно: средств к излечению коклюша у нас нет, и поэтому вы более не беспокойтесь; он может пройти сам собой или через 6 недель, или через 3 месяца, а если продолжится до полгода, то счи­тайте вашего сына за умершего». И действительно выходило так: 22 генваря 1881 года сын мой Алек­сандр, младенец пяти месяцев, дошел до такого слабого физического состояния, что не было ни­какой надежды на его дальнейшее земное суще­ствование, а 23 генваря я, идя в церковь для от­правления богослужений, утрени и литургии, бла­гословил его и сказал матери, а своей жене: сегодня, по всей вероятности, сынок наш кончится; сказав это, пошёл в церковь. По отправлении богослуже­ний поспешно возвратился домой и за первый долг спешил взглянуть на сына, но прежде его увидел мать всю в слезах, рыдающую и плачущую няньку, а затем уже увидел сына с полузакрытыми, ту­склыми и недвижимыми глазами, взял его за руки, и они мне сказали, что в них жизнь прекратилась: они были холодны и неудобны для поднятия от груди: исхудалость всего организма так была по­разительна, что и высказать трудно. После этого и я заплакал и, находясь в слезах, мысленно обра­тился за помощью к местному угоднику Божию — святителю Иоасафу со следующими словами: «Преосвященнейший Иоасафе, за истинную пра­вославную веру твою и добрые дела прославил тебя Господь нетлением твоих мощей, дай и нам воз­можность прославить тебя и вместе с тобой и Бога, дивного во святых Своих, — сделай так, чтобы сын мой умирающий ожил». При этом я дал обещание съездить на поклонение мощам с ним и его мате­рью и сестрой, — но не успел, так сказать, окон­чить свои молитвы, как сын открыл глаза и в ту же минуту начал показывать их движения, а затем и Улыбку; часа через два он стал нам казаться ху­деньким, но не умирающим, а кашель его с этого Дня совершенно прекратился. В мае месяце теку­щего 1881 года обещание свое я исполнил. Отцу Вениамину — казначею монастыря заявил о чудес­ном восстановлении здоровья своего сына и в то же время высказывал своё желание о том, чтобы это чудесное восстановление здоровья записано было в книгу чудес, совершённых по молитвам преосвященнейшего Иоасафа, но он посоветовал мне сообщить об этом письменно, на что я и со­гласился.

Отцовство как предназначение мужчины в семье

Предназначение мужчины в семье — отцов­ство. Это отцовство распространяется у него не только на детей, но и на жену. Глава семьи в от­вете за них, обязан их хранить, стараться жить так, чтобы они ни в чём не испытывали нуж­ды. Мужская жизнь должна быть жертвенной — в трудах, в служении, в молитве. Отец должен быть во всем примером. И это не зависит от его образования, чинов и должностей. Важно само отношение мужчины к его делу: оно должно быть возвышенным. Поэтому у мужчины, целиком по­святившего себя только зарабатыванию денег, скорее всего, не будет хорошей семьи, поскольку примером для детей и авторитетом для жены он в полной мере быть не сможет.

Воспитай мальчика хоть бедным, но честным

Григорий Петрович Сахаров, отец святителя Афанасия (Сахарова), исповедника

Родитель владыки Григорий Сахаров, суздаль­ский уроженец, был человеком интеллигентным, чиновником. Он женился на склоне лет на про­стой крестьянке Матроне Андреевне из деревни Орехово Тульской губернии.

Когда Господь порадовал чету Сахаровых рож­дением сына, имя ему было выбрано несколько необычным способом. Отец написал на малень­ких бумажках имена особенно чтимых им угодни­ков Божиих (кажется, святителя Николая, препо­добного Сергия и благоверного князя Александра Невского), а потом поднёс их крошке сыну, чтобы он сам выбрал себе имя. Новорождённый ухва­тился пальчиками за жребий с именем преподоб­ного Сергия. Он на всю жизнь остался усердным чтителем этого святого.

Свидетельство Евфимия Васильевича Канунова

Ваше Преосвященство, Преосвященнейший Владыко!

Почтительнейше прошу предать гласности еще один случай благодатной помощи по пред-стательству новопрославленного угодника Божия святителя Иоасафа, бывший в моей семье. Сын мой Владимир, будучи 3-х с половиной лет от роду, в октябре месяце 1913 года заболел дифте­ритом и крупом. Первоначальная помощь врачей была бессильна — болезнь настолько усилилась, что мальчик дошёл до крайней степени заболева­ния и был в агонии; мать безнадёжно плакала. Пригласили священника отца Сергия Руднева, который приобщил его Святых Тайн, и мать на­чала готовить мальчика к смерти. Я, как отец лю­бимого мною сына, был сильно потрясён этим обстоятельством и, дабы облегчить страдания мальчика, пригласил консилиум врачей, в числе трёх, которых убедительно просил сделать маль­чику операцию. Врачи, снисходя к моей усилен­ной просьбе, решили приступить к операции, но за благополучный исход её не ручались, так как мальчик был в самом опасном положении; я же, несмотря на это, сказал им: «Вы, как врачи, чем вас Бог одарил, и что дала вам наука, так и дей­ствуйте, а я буду молиться Господу Богу, дабы Он по ходатайству угодника Своего, святителя и чу­дотворца Иоасафа, даровал жизнь сыну моему Владимиру». Для операции был приготовлен стол, на который я своими руками положил умираю­щего мальчика, и тут же немедленно врачи при­ступили к операции, а мне на это время прика­зали удалиться из комнаты. Я быстро вышел за дверь, упал на пол и горячо молился с глубокой верой в благодатную помощь великого угодника Божия святителя Иоасафа, Белгородского и всея Руси чудотворца, об исцелении моего сына. Не прошло и пяти минут, как меня пригласили вра­чи в комнату, где я увидел сына своего оживив­шимся, с открытыми жизнерадостными глазами, которыми он так приятно смотрел! Я радовался в душе так, что у меня полились слезы радости и благодарности Богу и угоднику Его святителю Иоасафу за исцеление моего сына Владимира. Старший врач также не мог удержаться от слёз и выразил своё мнение, что мальчик мой спасён по Божьему соизволению. Исцелившийся сын мой теперь жив и совершенно здоров.