Воспитай мальчика хоть бедным, но честным

Григорий Петрович Сахаров, отец святителя Афанасия (Сахарова), исповедника

Родитель владыки Григорий Сахаров, суздаль­ский уроженец, был человеком интеллигентным, чиновником. Он женился на склоне лет на про­стой крестьянке Матроне Андреевне из деревни Орехово Тульской губернии.

Когда Господь порадовал чету Сахаровых рож­дением сына, имя ему было выбрано несколько необычным способом. Отец написал на малень­ких бумажках имена особенно чтимых им угодни­ков Божиих (кажется, святителя Николая, препо­добного Сергия и благоверного князя Александра Невского), а потом поднёс их крошке сыну, чтобы он сам выбрал себе имя. Новорождённый ухва­тился пальчиками за жребий с именем преподоб­ного Сергия. Он на всю жизнь остался усердным чтителем этого святого.

Недолго Григорию Петровичу пришлось уте­шаться малюткой-сыном. Он скончался, едва Се­рёже исполнилось год и семь месяцев. Умирая, он сказал жене: «Мотя, прошу тебя, воспитай маль­чика хоть бедным, но честным».

Уже на склоне лет, в январе 1959 года, владыка писал молоденькой духовной дочери о своём отце: «Когда христианские родители, исполняя завет Христа, помогают чужим, отнимая нечто у детей, всё это отнятое сугубо возвратится детям. Утверждаю это, ибо знаю по собственному опыту. Я не помню своего отца, но все знавшие его, с кем мне приходилось встречаться, всегда отзыва­лись о нём как о человеке очень добром, отзыв­чивом, готовом всякому помочь и добрым сове­том, и личной услугой, и материально. Запасных средств у него никогда не было. Когда родился я, мама говорила ему, что теперь надо быть поэко­номнее. Но отец отвечал: „Теперь я помогаю лю­дям, а когда у Серёжи будет нужда, найдутся люди, которые ему помогут". И это точно сбы­лось. Мне приходилось бывать в очень тяжёлых условиях, и всегда находились добрые люди, ко­торые заботились обо мне, устраивали меня, по­могали мне. Верю, что это только за добрые дела моего отца».

О размерах этой помощи можно судить по подсчётам святителя Афанасия, приведённым в его знаменитой рукописи «Этапы и даты моей жизни»: «Обычно в жизни бывает: чем дольше разлука, тем больше ослабевают связи. Христи­анская любовь изменяет этот порядок. Мои до­брые заботники, движимые христианской, а не мирской любовью, с каждым годом усиливают проявление своей заботы и попечения обо мне, с каждым годом умножают свою милостыню. Если в первые два года четыре месяца (заключе­ния. — Ред.) мне было прислано семьдесят две посылки (в среднем около тридцати в год), то в последний 1954 год (святитель вышел на свободу в марте 1955 года. — Ред.) их было уже двести. Да не оставит Господь Своею милостью моих благо­детелей».

Владыка Афанасий унаследовал отзывчивость своего отца. Едва его мать, Матрона Андреевна, успевала послать ему сапоги, он отдавал их со­брату, направленному по этапу. Господь воспол­нял его жертву — владыке присылали новые са­поги, лучше прежних. Любвеобильное, щедрое сердце владыки невольно привлекало и привязы­вало к себе. С уважением к нему относились даже уголовники в лагерях.